На главную О проекте Ссылки О сотрудничестве Пресса Библиография Поиск Что нового?
-Развитие фотоаппаратостроения в России до 1917 года / Development of a photoindustry in Russia till 1917
-Этапы развития советского фотоаппаратостроения (1917 - 1991) / Stages of development of the Soviet photoindustry (1917 - 1991)
-
- Крупноформатные камеры / Large Format cameras
- Среднеформатные камеры / Medium Format Cameras
- Панорамные фотоаппараты / Panoramic Cameras
- Стереокамеры / Stereo Cameras
- Фотокамеры одноступенного процесса / Instant Film Cameras
- Миниатюрные и полуформатные камеры / Miniature Cameras
- 35мм шкальные фотоаппараты / 35 mm Non RF Cameras
- 35мм дальномерные фотоаппараты / 35 mm RF Cameras
- 35мм зеркальные фотоаппараты / 35 mm SLR Cameras
- Камеры специального назначения / Special Cameras
- Непромышленные камеры / Hand Made Cameras
- Принадлежности / Accessories
- Оптика / Lenses
- Дополнительные материалы, часть II / Additional materials, part II
-Логотипы оптико-механических заводов / Logos of the Enterprises

 

 

 

 

       
Рассылки Subscribe.Ru
  "История  отечественного  фотоаппаратостроения"  

20-10-2017 19:48:15

"Объектив фотоаппарата - зрачок культурного человека
в социалистическом обществе" - А. Родченко

Этапы развития советского фотоаппаратостроения

Одной из главных причин зарождения и становления советской фотоиндустрии несомненно являлось то, что после Октябрьской революции фотография в нашей стране стала мощнейшим средством коммунистической пропаганды советского образа жизни и воспитания. По-видимому, "…важнейшим для нас…" было не только кино и цирк, но и фотография: "Показывать не только кино, но и интересные для пропаганды фотографии с соответствующими надписями" (В.И. Ленин, 1922). Вот, что писал журнал "Советское фото" в передовой статье в номере за 1927 год: "Фотолюбитель дореволюционного периода в своей массе был представителем привилегированных и зажиточных классов. …Октябрьская революция и в этой области твёрдо и ясно поставила новые задачи… Фотография должна быть приближена к широким массам и найти здесь применение и задачи, более широкие и соответствующие вопросам современности." "Решения ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам вооружили советскую фотографию идейно и политически, направили работу советских фотографов: фотокорреспондентов, очеркистов и портретистов - на путь активного участия советской фотографии в строительстве коммунистического общества, на отображение жизни и труда советских людей" [26]. Неудивительно поэтому, что определяющим течением советской фотографии стала фотожурналистика, публицистическая и репортажная фотография. "Именно в фотожурналистике время и его идеалы обрели средства выражения особой силы и действенности, которое можно было использовать в пропагандистских целях и которое было доступно самым широким массам"- Даниэла Мразкова, из статьи "Восьмое чудо света" 1977, (курсив мой - А.Г.). "Фотография сделалась у нас могучим средством массовой агитации и пропаганды" (Проф. К.В. Чмутов, "Фотография", 1951). "В годы гражданской войны советские изобразительные искусства, кинематография и фотография были направлены на служение делу победы. В эти годы было положено начало советскому публицистическому фоторепортажу, ставшему главным, ведущим видом советской художественной фотографии" [12]. Вполне программным выглядит на этом фоне название передовой статьи в №2 журнала "Советское фото" за 1962 год: "Строитель коммунизма - ведущая тема советского фотоискусства".

Несмотря на нелегкий первоначальный период создания фотопромышленности в советской России, надо признать, что в некоторых фотографических разработках мы шли не только в ногу со временем, но и действительно перегоняли западные страны. К сожалению, как это нередко бывает в России, многие прогрессивные конструкторские идеи не находили дальнейшего развития или опытные модели не были поставлены на поток. Например, признается, что отечественный фотоаппарат "Спорт", выпущенный в 1936 году, был первой в мире однообъективной 35мм зеркалкой, хотя на это первенство также претендует германская Kine-Exakta 1936 года выпуска. Спустя полвека после появления камеры "Спорт" американский журнал Modern Photography писал, что "русские победили ведущие промышленные страны мира в изобретении наиболее важного типа фотоаппаратов ХХ века". От себя добавим, что "Спорт" был не просто первой зеркальной 35мм камерой в мире, но и первой кинопленочной зеркалкой с вертикальным (цельно)металлическим шторным затвором.

*   *   *

Тем, кто забыл, напомним, что в 1917 году произошла Октябрьская революция. Для нашей темы знаменательным был 1918 год, и не тем, в первую очередь, что велено было всем фотографам зарегистрировать негативы и снимки революции (11 окт. 1918 г. - "Все профессиональные фотографы, имеющие негативы или копии снимков, изображающие революционные события начиная с 27 февраля 1917, обязаны зарегистрировать их самое позднее до 25 октября в областном кинематографическом комитете (Сергиевская ул. 20). Неповиновение этому приказу карается штрафом в размере до 5000 рублей" - также было велено сдать в комитет по три отпечатка с каждого негатива.), а тем, что в этом же году в Москве и Петрограде (1 марта и 4 апреля соответственно) были учреждены фотокинокомитеты (позднее, в 1920 году организовался Всеукраинский фотокинокомитет и его окружные фотокиносекции). 15 декабря 1918 года под председательством Д.С. Рождественского состоялось первое организационное заседание ученого совета Государственного оптического института (ГОИ), руководителем которого он и стал, а ещё в сентябре 1918 года в Петрограде было открыто первое высшее учебное заведение в Европе, в котором преподавали фотографию (10 сентября нарком просвещения А.В. Луначарский подписал Декрет СНК РСФСР "Об учреждении Высшего института фотографии и фототехники"). Институту было передано обширное помещение на ул. Правды, предоставлены соответствующие ассигнования и оборудование для лабораторий. В институт, руководимый профессором химии Д.И. Лещенко, были привлечены лучшие научные силы русской дореволюционной фотографии - такие крупнейшие специалисты, как В.И. Срезневский, А.А. Поповицкий, Н.Е. Ермилов, А.И. Прилежаев. В первый же год существования Высшего института фотографии и фотографической техники в него было принято свыше 500 студентов (регулярные занятия в институте начались с ноября 1918 года), а в 1920 году начал выходить журнал "Известия высшего института фотографии и фототехники". В первый год существования института занятия велись на двух факультетах - научно-фотографическом (135 студентов) и художественно-фотографическом (372 студента). В январе 1920 года открылся третий факультет - полиграфический, а в 1921 году - четвертый, оптический.

В 1918 году под командованием В.С. Цвет-Колядинского создается первый в стране аэрофотосъемочный отряд Рабоче-крестьянского Красного военно-воздушного флота, который, используя главным образом аэрофотоаппарат Потте, выполняет ряд опытных съемок в районе гг. Тулы, Калинина, Москвы.

Весной 1919 года народный комиссар просвещения А.В. Луначарский и заведующий Петроградским отделом науки М.П. Кристи подписали нижеследующее постановление об учреждении ГОИ:
"1. При Комиссариате народного просвещения учреждается Государственный оптический институт, состоящий из двух отделов: научного и технического.
2. Задачи Государственного оптического института и его организация определяются особым положением, утвержденным Петербургским окружным Комиссариатом по просвещению от 26 апреля 1919 года.
3. В ведении и под руководством Государственного института находится Государственный завод оптического стекла. Способ управления завода Государственным оптическим институтом определяется особым положением.
Народный Комиссар по просвещению А. Луначарский. Завед. учеными учрежд. и высш. учеб. завед. Кристи."
27 августа 1919 Ленин подписал декрет ("О переходе фотографической и кинематографической торговли и промышленности в ведение Народного комиссариата по просвещению") о национализации фото- и кинопромышленности (практическое осуществление декрета возлагалось на организованный тогда же при Наркомпросе [Народный комиссариат Просвещения] Всероссийский фотокиноотдел - ВФКО), что можно считать началом советского этапа в истории фотокинотехники: Наркомпросу было предоставлено право национализации всей фотопромышленности в целом и отдельных фотокинопредприятий, право реквизиции, установления твердых цен на фотоматериалы и фотопродукцию, учета и контроля фотокинопромышленности и торговли. Были национализированы склады иностранных фирм и фабрики фотопластинок, поскольку истощались запасы фотоматериалов, и необходимо было заботиться об их учете и бережном расходовании. Наряду с ВФКО агитационную работу изобразительными средствами вела также и Центропечать.

В книге Г. Болтянского "Очерки по истории фотографии в СССР" 1939 года издания читаем: "Так, в 1919 году Владимир Ильич заинтересовался вопросом, фотографирует ли кто-либо вскрытие мощей. Когда ему сказали, что кинокомитет систематически снимает вскрытие мощей на кино и фото, В. И. Ленин, по свидетельству В. Д. Бонч-Бруевича, потребовал показать ему эти снимки. Просмотрев снимки вскрытия мощей в Троице-Серигевской лавре, Владимир Ильич похвалил их; при этом, по сообщению того же В. Д. Бонч-Бруевича, В. И. Ленин сказал: "Показать то, чем были набиты попами эти чучела, показать то, что там покоилось, какие именно "святости" в этих богатых раках, к чему так много веков с благоговением относился народ и за что так умело стригли шерсть с простолюдина служители алтаря, - этого одного достаточно, чтобы отпугнуть от религии сотни тысяч лиц" [157, стр. 92].

1919-1921 годы ознаменованы появлением первых советских фотожурналов, а в ноябре 1921 года возобновило свою работу Русское фотографическое общество (РФО).

25 января 1919 года "Известия ВЦИК" опубликовали распоряжение Наркомпроса о льготах профессиональным фотографам (их съемочные павильоны и лаборатории приравнивались к студиям живописцев и не подлежали заселению, а владельцы фотостудий освобождались от обязательной тогда для всех трудовой повинности). Предыстория же была следующая: «с 1918 года новая власть стала реквизировать помещения фотографических мастерских и павильонов, их лаборатории, имущество наравне с другими промышленными и торговыми заведениями. Всероссийский союз фотографов в 1918 году обратился за помощью в Комитет фотографии и фототехники при Комиссариате народного просвещения, председателем которого был Владимир Львович Русецкий (1881-1925). Он с пониманием отнесся к ходатайству фотографов-профессионалов; удалось доложить обстоятельства дела лично А.В. Луначарскому, который поддержал просьбу фотокомитета в Совнаркоме, результате чего и явилось распоряжение Народного комиссариата по просвещению. Это распоряжение было опубликовано в №17 «Известий ВЦИКа» от 25 января» [117, стр. 27]. В том же 1919 году в Москве открылась фотография ВЦИК, принимавшая частные и общественные заказы. Заведовал ею сначала М.С. Наппельбаум, а затем П.А. Оцуп.

В 1920 году просветительный отдел Политуправления Реввоенсовета организовал музей-выставку, пропагандировавшую фотографические знания среди красноармейцев. Орган Политуправления - журнал "Политработник" (1920, №2) опубликовал статью, призывавшую обратить серьезное внимание на обучение красноармейцев фотографии.

19 апреля 1921 года в Киеве учрежден фотографический институт (впоследствии - киноинститут).

К 1922 году относится первый регламентный документ "О порядке производства фотокиносъёмок событий внутренней жизни РСФСР". В 20-е годы стали создаваться первые объединения фотолюбителей. Считается, что одной из причин их появления стал дефицит фотоаппаратуры и фотоматериалов, и любители объединялись, чтобы коллективно использовать фотокамеры, принадлежавшие одному или двум членам кружка.

"Годы гражданской войны в особенности показали зависимость нашего фотографического дела от заграничного производства и выявили необходимость создания своей собственной фотопромышленности". (Н.Я. Забабурин "Портретная фотографическая оптика", Гизлегпром, Ленинград, 1934).

В январе 1924 года образован Трест оптико-механической промышленности (ТОМП), в который вошёл Государственный оптический завод (ГОЗ; этот завод, построенный фирмой Шнейдер и Крезо в 1914 году, был законсервирован в годы империалистической войны) с присоединёнными к нему заводом "Метприбор" и мастерской "Русская Урания".

В феврале 1924 года инженер П. Поляков представил изобретенную им фотокамеру "ФотоГОЗ", предназначенную для съемки на кинопленку с размером кадра 18 х 24 мм.

А в сентябре 1924 года в Ленинграде открылась первая фотовыставка, организованная Ленинградским фотографическим обществом. В середине 20-х годов (по разным источникам в 1925 либо в 1927) организованы курсы МГСПС (Московского губернского Совета профессиональных союзов) для руководителей фотокружков, где преподавал М.С. Наппельбаум. Вообще середина и конец 20-х годов отмечены оживлением фотографической жизни в стране: стали появляться фотокружки, объединения профессиональных фотографов, например объединение московских фоторепортёров ("Ассоциация фоторепортёров"). Начали действовать фабрики фотопластинок и фотобумаг (фабрика №3 Фотохимтреста - 1927 год, фабрика №4 в Ленинграде - 1929 год), а в 1930-31гг., начала выпускаться первая советская киноплёнка. Следствием активизации фотографической жизни в стране стал усиливающийся дефицит фотоаппаратуры, и в частности, дешёвой фототехники для народа.

С 1924 г. государственная торговля фототоварами производилась в магазинах Госкино (Госкинторг) в Москве, Свердловске, Самаре и Ростове-на-Дону, а также почти во всех магазинах аптекоуправлений (Госмедторгпром). Фотото­вары советского производства, выпускаемые на рынок, соста­вляли в магазинах Госкинторга в 1925 г. 30% общего торго­вого оборота, импортные - 70%.

К концу 1925 года было опубликовано около 20 первых советских научных работ по вопросам фотохимии и оптики (силами следующих коллективов - ГОИ, лаборатории по фотографии и фотохимии при Московском межевом институте, Аэрофотоинститута, преобразованного из Аэрофотопарка в 1925 году, V фотографического отдела РТО, возрожденного после революции проф. В.И. Срезневским). "В результате оживившейся и значительно расширившейся научно-исследовательской работы за период 1926-1929 гг. публикуется в советской печати свыше 50 научных работ по вопросам фотографии. Отдельные работы советских ученых начинают публиковаться и в заграничной печати" [157, стр. 198]. 

В 1926 (по другим данным в 1924 г.) году работами учёных ГОИ с участием ленинградских производственников (Д.С. Рождественского, В.А. Фока, В.Е. Тищенко, И.К. Качалова, Н.В. Гребенщикова) была разработана технология варки оптического стекла, что позволило уже в 1927 году отказаться от его импортных закупок.

В 1924-1925 гг. вновь открылась фабрика пластинок «Ирис», существовавшая еще до революции, и на фабрике возобновилось производство фотографических пластинок. И если до 1922 года потребность рынка преимущественно удовлетворялась кустарным производством (со старых негативов смывалась эмульсия, и очищенное таким образом стекло использовалось вновь, причем для изготовления эмульсий использовалась «первая попавшаяся желатина»), то в 1922 году фабрика «Аэрофото» начала выпускать в достаточном количестве вполне удовлетворительную продукцию. К 1925 году также возобновился выпуск фотопластин на заводах б. Келера – Госфармзаводе им. Семашко ("Ред-Стар", Наркомздрав) и «СИД» при Московском Сокольническом исправдоме. Кроме указанных государственных заводов, возникло немало артельных производств с производительностью от 500 до 2000-3000 дюжин пластинок в месяц («Омега», «Прима», «Меркурий», «Новый Люкс» и пр.), а в Киеве кооперативное товарищество «Фототехпром». В 1925 - 1926 годах началось производство бромистой бумаги в артелях "Форос" и "Победа". Наиболее крупным из всех перечисленных предприятий была кооперативная артель "Фото-труд", выпускавшая высококачественную бумагу и пластинки (в 1926-27 гг. до 2 тыс. листов бумаги в день).


Рекламное объвление от 1925 года.

К началу второй половины двадцатых годов прошлого века в основном заканчивается период установления более тесного сотрудничества между технической интеллигенцией страны и советской властью. За рамками данного материала останутся сложности становления такого сотрудничества, расхождение во взглядах на дальнейшее развитие техники и технического образования в России и идеологическое содержание такого развития, а также судебно-политические процессы против выдающихся инженеров, конструкторов, руководителей производства, и реорганизация АН СССР (в феврале 1926 года система контроля за деятельностью Академии наук приобрела официальный статус: на заседании Политбюро (И. В. Сталин председательствовал на нем) была утверждена специальная «Комиссия по взаимодействию с Академией наук СССР»). «Техническая интеллигенция, исповедуя технократические идеалы и ценности, полагала, что единственной столбовой дорогой цивилизационного развития страны является научно-технический прогресс. При этом, как считал председатель Российского технического общества (РТО), выдающийся инженер П. А. Пальчинский, локомотивом технического гения страны и народа является инженерный корпус. Именно он с чувством беспокойства и боли за страну в декабре 1926 г. в неотправленном письме председателю СНК А. И. Рыкову утверждал, что наука и техника являются более важными факторами формирования общества, чем коммунистическая идеология, что нынешнее столетие представляет собой не эпоху интернационального коммунизма, а эпоху интернациональной техники, и что не Коминтерн, а "Техинтерн" нам следует признать». [«Становление отечественной истории техники», Гвоздецкий В. Л.]. Тем не менее, во многом благодаря и такому, более тесному, сотрудничеству, индустриализация начала набирать обороты, а фотопромышленность, как производная величина от общего уровня развития техники и технологий в стране, получила, наконец, толчок к своему становлению.

"Период начала борьбы за индустриализацию страны явился началом развития нашей отечественной фотопромышленности. Советское правительство, учитывая потребности страны и перспективу развития фотодела, приступает в 1926 г. к закладке фундамента государственной фотопромышленности.
Постановлением ЭКОСО от 24 апреля 1926 г. в системе ВСНХ РСФСР был образован Фотокинотрест (ФОКХТ), в задачу которого вначале входило как фотохимическое производство (пластинки, бумага, химикалии), так и производство фотоаппаратуры" [157, стр. 186].

К этому же периоду истории относится и постепенно увеличивающийся объем изобретений и оформленных авторских свидетельств в области фотоппаратостроения: 1924 г. – патент В.В. Ковригина на зеркальную камеру с моноклем; 1928 г. – патент И.С. Приходько на затвор для зеркальной камеры (и дополнительный патент на усовершенствование этого затвора в 1929 г.); 1929 г. – патент А.А. Лапаури на фотографическую зеркальную камеру; - патент В.М. Аксельрода на репродукционный фотографический аппарат; - авторское свидетельство на изобретение В.И. Терехова на затвор с ирисовой диафрагмой; 1930 г. - авторское свидетельство на изобретение С.Т. Васильева на фотографический аппарат; - патент на изобретение Б.И. Шпарбера "объектива с жидкой преломляющей средой"; 1931 г. - авторское свидетельство на изобретение Ф.Л, Бурмистрова на фотографическую камеру; 1932 г. - авторское свидетельство на изобретение В.И. Архаровым вакуумной фотографической камеры, и др.

1927 год отмечен несколькими эпохальными событиями. Во-первых, приказом ВСНХ РСФСР о подготовке к производству советской фотоаппаратуры в Тресте оптико-механической промышленности (ТОМП) - трест выделился из ФОКХТ. Во-вторых, в июне была организована фотохимическая и фотографическая лаборатория в Физико-химическом институте имени Карпова. В августе вышло постановление ЦК ВКП(б) о связи фотолюбительства с рабселькоровским движением. Ещё раньше в том же 1927 году в Москве открылась выставка "Советская фотография за десять лет", организованная Государственной академией художественных наук. Программа выставки включала в себя:
1. Фоторепортаж (хроника революционных событий, советское строительство, современный быт и т.д.).
2. Художественная фотография (достижения советской художественной фотографии, отображение в художественной фотографии труда, быта, природы СССР, советского строительства и его деятелей, национальных особенностей жизни народов Союза и т.д.).
3. Научная и техническая фотография (научная работа в СССР по изучению фотографических процессов, применяемых в фотографии материалов, применение фотографии в науке и технике).
4. Фотография как средство агитационно-просветительное.
5. Фотография в рабочих клубах.
6. Фотография и кино.
7. Фотографическая советская промышленность.
8. Фотографическая литература.
9. Советская фотообщественность.

В №5 "Советского фото" за 1927 год появилось сообщение о том, что созданный в апреле 1926 года Фотокинохимтрест "заканчивает оборудование первой в СССР фабрики фотобумаги". В том же 1927 году конструктор П. Бостельман сделал заявку на малоформатный фотоаппарат для катушечной пленки с размером кадра 24 х 36 мм.

Журнал 'Советское фото' №21 за 1929 год

29 декабря 1929 года решением Совета Труда и Обороны СССР к ТОМП были присоединены Изюмский и Ленинградский заводы оптического стекла, Павшинский завод точной механики (ныне г. Красногорск МО). Это новое объединение получило название "Всесоюзный Трест Оптико-Механических предприятий" (ВТОМП), а в 1930 ВТОМП стало называться ВООПМ - "Всесоюзное Объединение Оптико-Механической промышленности". Заводу же ГОЗ "по просьбам трудящихся" было присвоено новое название - "Государственный оптико-механический завод (ГОМЗ) имени ОГПУ" (сейчас, как известно, это ЛОМО). Естественно, что такая концентрация финансовых, сырьевых и людских ресурсов помогла в достаточно короткие исторические сроки наладить массовый выпуск недорогих фотоаппаратов. Вот любопытная заметка из второго номера журнала "Советское фото" за 1929 год:

Журнал 'Советское фото' номер 2 за 1929 год

Здесь необходимо отметить, что хотя развитие советского фотоаппаратостроения и являлось серьезной политической целью, гораздо важнее и актуальнее было развитие оптико-механической промышленности для целей вооружения армии: прицелами, дальномерами, наблюдательными приборами, перископами-разведчиками, аэрофотокамерами и пр. Именно это, надо полагать, было главной целью концентрации науки и производства под руководством одной организации. Созданные параллельно с ВООМПом для разработки новых военных приборов и выпуска технической документации Конструкторско-исследовательское бюро (КИБ), Бюро оптических приборов (БОП) и Сектор технологических разработок, занимались, в том числе, и выпуском нормалей отрасли, намного опередивших создание ГОСТов. Эти работы, в частности, и определили быстрое развитие отрасли: к 1932 году объем производства на предприятиях ВООМПа по сравнению с 1928 годом вырос более чем в 10 раз.

В этом же 1929 году основан НИКФИ (научно-исследовательский кино-фотоинститут), основными задачами которого были разработка и внедрение в промышленность новых, усовершенствованных сортов плёнок для кино и фотографии.

Несмотря на то, что основным идейным рупором государства в области фотографии оставался журнал "Советское фото" (основан в апреле 1926), до начала 30-х годов в СССР выпускались и другие периодические издания о фотографии. В частности, журнал "Фотограф" - орган Всероссийского общества фотографов (ВОФ было создано в 1915 году), - издавался с марта 1926 по декабрь 1929 года, а журнал "Пролетарское фото", включая приложения, (такие, например, как "Спутник фотокора" на 1932 год), издавался ещё в начале 30-х годов. Но уже к концу 30-х годов конкурентов у "Советского фото" практически не осталось (журнал "Фотограф", издаваемый ВОФ, в №11-12 за 1929 г. поместил вклейку с извещением: "По независящим от редакции обстоятельствам журнал "Фотограф" в 1930 г. выходить не будет"). "Слияние "Советского  фото" с "Фотолюбителем" и переход журнала на выход два раза в месяц при увеличенном объеме создает полную возможность всесторонне и оперативно освещать злободневные вопросы советской фотографии" ("СФ", №1 за 1938 год). В том же 1930 году было опубликовано постановление правительства о роспуске РФО; и в том же году были ликвидированы частные фотографические заведения.

Весьма любопытны и важны для нашей темы заголовки статей, публиковавшихся в журнале "Советское фото" в 1929 году: "Даёшь дешёвый советский фотоаппарат", "Фото в СССР - одно из орудий классовой борьбы и социалистического строительства", "Фотолюбитель! Вступай на борьбу с религиозным дурманом", "Против коварной дряни товарной" (о браке фотопромышленности), "За выпрямление линии советской фото-промышленности" (голоса читателей). К этому времени с фотографией в стране сложилась несколько парадоксальная ситуация: книг, журналов и брошюр по теории и технике фотографии издавалось все больше, фотографическая жизнь в стране бурлила (например, тот же журнал "Советское фото" постоянно проводил всевозможные конкурсы типа: антиалкогольный, автодорожный, антирелигиозный и пр.), количество фотокружков в стране росло постоянно, а фотокамер отечественного производства в продаже не было (заголовки статей из "Советского фото": фото-любители без фото-аппарата; фото-аппарат - недосягаемое сокровище; с фото-принадлежностями но без фото-аппарата). Примерно к тем же годам относятся следующие слова А.В. Луначарского: "...Но как каждый передовой товарищ должен иметь часы, так он должен уметь владеть фотографической камерой. И это со временем будет. В СССР будет как всеобщая грамотность вообще, так и фотографическая грамотность в частности. И это будет гораздо скорее, чем думают скептики." Поистине пророческие слова.

Реклама 1929 годаВ том же 1929 году инженер А. Мин сконструировал зеркальный фотоаппарат для съемки на кинопленку, а инженеры А. Ворожбит и П. Лукьянов создали первый затвор "ГОМЗ". В 1929 - 1930 гг. советские оптики А. Тудоровский, Г. Слюсарев и др. рассчитали для серийного производства объективы "Сириус", "Колейнор", широкоугольный объектив "Орион"; Д. Максутов создал менисковые системы (широко известные сегодня зеркально-линзовые схемы были предложены Максутовым в 1932 году), а Д. Волосов создал теорию оптических систем с переменным фокусным расстоянием.

В конце 20-х - начале 30-х годов ХХ столетия в ожидании появления в продаже отечественных фотокамер промышленного производства, в стране издавалось немало книг по конструированию самодельных фотоаппаратов таких авторов как (названия переиздаваемых книг менялись от тиража к тиражу): Албычев П. (1926 год, 2 издания; 1927 год, 4 издания; 1929 год; 1930 год), Аникин Г. (1930 год), Бунимович Д. (1928 год; 1929 год, 1930 год, 2 издания; 1934 год; 1935 год), Жук С. (1930 год), Ленгник М. (1928 год), Майзер О. (1927 год, 1930 год), Милибеев П. (1929 год), Митрофанов Н. (1935 год), Ягодовский К., Куровский П. (1929 год, 1931 год).

"В 1929 году проф. В.Н. Чуриловским была предложена схема широкоугольной камеры, состоявшей из дисторзирующей двухлинзовой системы - дистортера и собственно объектива с полем зрения 60°. Эта оптическая схема рассчитывалась для поля зрения в 127° при относительном отверстии 1:5,6. Аналогичная схема, но значительно позднее, во время Великой Отечественной войны, была разработана фирмой "Карл Цейсс" под названием "Плеон". Объектив "Плеон" был построен также на принципе использования передней плоско-вогнутой линзы в сочетании с собственно объективом "Топогон". Поле зрения "Плеона" доходило до 148°, но при значительной отрицательной дисторсии". [89, стр. 453-454]


*   *   *

Согласно официальной версии, первый советский крупносерийный фотоаппарат, был выпущен в 1930 году и назывался "Фотокор-1". Однако, эта информация требует комментариев. В статье "Фотоаппаратура советского периода " ("Субъектив" №3, 1996) Л.И. Балашевич пишет: "В ... 1929 году в Москве было проведено первое совещание фотоактива, на котором также прозвучало требование немедленно наладить выпуск недорогого фотоаппарата. Через год журнал "Советское фото" провел на своих страницах "Всесоюзный митинг" на тему о том, каким должен быть советский фотоаппарат. Нетрудно догадаться, что абсолютное большинство его участников, подобранных по классовому признаку, также высказались за выпуск дешевого массового складного фотоаппарата форматом 9х12 см ценой до 150 рублей. Лозунг "дешево и много" звучал уже тогда, когда отечественная фотопромышленность только зарождалась. Это был социальный заказ нищих, так как состоятельный и квалифицированный пользователь и ценитель был уничтожен или изгнан в ходе революции и после нее.
Первой отозвалась на этот заказ скромная артель Промкооперации "Фототруд" в Москве (позднее она получила название "АРФО", а в 1937 году была переименована в артель "ХХ Октябрь"). Она была организована на базе существовавших еще до революции мелких частных мастерских и занималась производством фотопластинок. Артель в 1929 году получила аванс от Центросоюза, который выступил в роли заказчика производства фотоаппаратов. Вот что увидела в артели комиссия Центросоюза во время знакомства с ходом подготовительного этапа работы. В артели не оказалось подходящих производственных помещений. Не было сырья. Даже кожу для меха камеры нужно было купить за границей, бархат для прокладок покупали у населения. Чтобы испытать прочность бумажной прокладки для меха, рабочий несколько дней подряд вручную сжимал и разжимал проклеенную гармошку меха и отсчитывал количество проделанных движений. Артель обещала выпустить в ноябре 1929 года первые 300-500 аппаратов, однако к концу года удалось собрать только 25 камер с помощью Калужского электромеханического завода (КЭМЗ) под руководством конструктора А.Б. Андреева…
Эти камеры имели немецкие объективы (анастигмат Кенгота 1:6,3) и затвор VАRIO. Но и в марте 1930 года серийное производство аппаратов в артели еще не было организовано, к сборке приступили только во второй половине года…Этот первый советский массовый фотоаппарат известен коллекционерам под названием "ЭФТЭ-1" по надписи, которая нанесена тиснением на кожаном ремешке камеры…. Объектив в серийных камерах был уже отечественный - "Перископ" 1:12 с фокусным расстоянием 150 мм и имел на оправе надпись: "Москва. Перископ. "ЭФТЭ" f=150 мм"…. Аппарат "ЭФТЭ" продавался по цене 45 рублей. Полукустарный способ его изготовления сказался на качестве - его владельцы жаловались на отвратительное качество кассет, которые с трудом открывались, громоздкость и другие недостатки.
С 1932 года на камерах "ЭФТЭ" стали устанавливать освоенный в Ленинграде на заводе "ГОМЗ" советский аналог затвора "VАRIO", носивший имя завода. Одновременно был освоен и более качественный объектив 4,5/135 мм. Модернизированная таким образом камера известна как "АРФО" по новому названию артели. Выпускался также и уменьшенный вариант камеры (АРФО-IV) форматом 6,5х9 см с объективом 4,5/105 мм и двойным растяжением меха, стоивший гораздо дороже - 125 рублей. Всего за две пятилетки существования артели было выпущено 130 000 фотоаппаратов. В 1939 году их производство было прекращено, и на этом закончился уникальный в условиях СССР опыт изготовления фотоаппаратуры на негосударственном предприятии."

Одновременно с камерой "АРФО-IV" выпускался её упрощённый вариант - "Комсомолец" с объективом "Триплет" 6,3/105.


Заметка в №11 журнала "Советское Фото" за 1930 год.

Что же касается "Фотокора", то в другой статье Л.И. Балашевича ("Сделано в Ленинграде", "Субъектив" №4, 1996) читаем:

"Вопрос о создании и массовом производстве советского фотоаппарата был решен специальным распоряжением ВСНХ СССР от 24 мая 1923 года, который поручил выполнение программы Тресту Оптико-механической Промышленности (ТОМП). Еще до выхода в свет этого постановления на заводе ГО3, как следует из опубликованных в журнале "Советское фото" данных, производились простейшие "ящики", продававшиеся по 12 рублей за штуку. Всего их было сделано до 1930 года около 40 тысяч штук. Был уже и опыт конструирования более сложных камер. Так, около 1925 года конструктор П.Ф. Поляков создал фотоаппарат "Фото-ГОЗ", который, хотя и годился в основном для репродуцирования, был примечателен во многих отношениях. Это была первая оригинальная камера, сконструированная в советский период и, кроме того, первая камера для съемки на кинопленку. По данным А. Ерохина (1927), она существовала только в виде опытного экземпляра и представляла собой миниатюрную вариацию на тему традиционного фотоаппарата с двойным растяжением меха и матовым стеклом, которое после наводки на резкость заменялось приставной кассетой с кинопленкой. Съемки велась на стандартный кинокадр с помощью объектива с фокусным расстоянием 60 мм и относительным отверстием 1:2. Инженер Ф.Л. Бурмистров также сконструировал малоформатную репродукционную камеру для съемки на кинопленку (Сыров А.А., 1954).
Во исполнение решения ВСНХ уже к 1 марта 1929 года были изготовлены чертежи фотоаппарата, прототипом которого послужила складная пластиночная камера форматом 9х12 см фирмы "Цейсс-Икон". Подготовка к его серийному производству была сопряжена с огромными трудностями. Не было достаточных площадей для организации производства, так как фотоцех располагался в здании заводоуправления. Ощущалась острая нехватка оптического стекла, не было качественного металла для изготовления ирисовых диафрагм и отсекателей затворов, не хватало даже материала для обклейки корпусов фотоаппаратов. Из-за крайне низкой квалификации рабочих и нехватки производственного оборудования брак при ряде операций достигал 100%. Объектив для камеры был рассчитан профессором Игнатовским, входившим в конструкторскую группу ВООМП, и изготовлен своими силами, но наиболее сложную часть аппарата - затвор - пришлось закупить в Германии. В феврале 1930 года для обеспечения начала серийного производства было приобретено 4000 затворов "COMPUR" по цене 7 золотых рублей за штуку. Несмотря на все трудности, к открытию XV съезда большевиков (25 июня 1930 г.) завод отрапортовал о сборке первой сотни советских фотоаппаратов, получивших название "ФОТОКОР-1".
Сборка 'Фотокоров' Имеются данные о том, что часть камер 1930-1931 годов выпуска комплектовалась не только затвором "Компур" (1-1/200 "В" и "Д") но и более простым импортным же "VARIO" (1/25, 1/50, 1/100, "В" и "Д"), который использовался и в аппарате "ЭФТЭ" (а с 1932 года на камеры ставился отечественный затвор ГОМЗ с выдержками 1/25, 1/50, 1/100 "В" и "Д", рассчитанный А.А. Ворожбитовым и П.Г. Лукьяновым - прим. моё. Г. Абрамов). Камеры с импортными затворами стали уже редкостью, так как их было выпущено всего порядка 15000 штук (4400 в 1930 и 11400 в 1931 году).
Вот как оценивалось значение выпуска этой камеры современниками: "По качеству "Фотокор №1" не уступает лучшим заграничным камерам, и появление его на советском рынке произвело сразу переворот, как в отношении широкого развития фотодвижения, так и в смысле резкого снижения цен на заграничные камеры и объективы" (Поляк Г.Н., 1936)." Известно также, что до 1941 года было выпущено более 1 млн. "Фотокоров".

Для того, чтобы оценить тот мощный рывок, который сделала советская оптическая промышленность всего за 2-3 десятилетия, начиная с 30-х годов ХХ века (из которых 4 пришлось на войну и еще неизвестно сколько на восстановление промышленности), сравним следующие показатели. К началу 30-х годов количество отечественных объективов практически было равно нулю, в то время, как количество объективов, выпускаемых зарубежной промышленностью (такие фирмы, как Voigtlander, Steinheil, Carl Zeiss, Emil Bush, Rodenstock, Schneider, Hygo Meyer, Ross, Dallmeyer, S.O.M., Plaubel, Ihagel, Zeiss-Ikon, Geos, Augest Nagel, Agfa, Julius Laack, Kershaw, Astro-gesellschaft, Goerz, Friedrich Roussel, Ernst Ludwig, Taylor Hobson, Wollensak, Ilex, Reich, Turner, Spenser, Eastman Kodak, Bausch-Lomb, Leitz, Ruo, Hermagis, Ed. Liesegang) суммарно составляло не одну сотню наименований. Вот часть любопытного отчета проведенного анализа рынка зарубежных камер, опубликованного в 1931 году [126, стр. 64] - см. фото слева. А к 1963 году один только каталог ГОИ насчитывал уже 350 рассчитанных объективов за период с 1930 года, большая часть из которых выпускались серийно. А ведь кроме ГОИ в стране был целый ряд оптико-механических производств.

По статотчету в 1930 году "ВООМП", насчитывающий к этому времени в своем объединении 12 заводов, выпустил продукции на сумму 37 866 900 рублей в ценах 1926-27 г.г.

В номере 13-14 за 1931 год в "Советском фото" была опубликована статья под заголовком


 в которой, в частности, было следующее: "Одной из отраслей фоторабселькоровской работы является изобретательство в области фото, представляющее исключительную ценность для развиия молодой советской фотопромышленности и подводящее прочный фундамент под лозунг "Догнать и перегнать", однако до сего времени фотоизобретательство не только не получило должного развития, но находилось буквально в забытом состоянии".

К 1933 году Всесоюзное объединение оптико-механической промышленности ("ВООМП") на всех своих заводах насчитывало 11000 рабочих, а два его завода стекловарения выпускали 200 тонн оптического стекла в год.

В том же, 1933 году, под руководством М.М. Русинова для нужд аэрофотосъемки был разработан первый широкоугольный аэросъемочный объектив "Лиар-6" с фокусом в 100 мм и относительным отверстием 1:5,4. Он был рассчитан Ленинградским научно-исследовательским институтом аэросъемки. Объектив покрывал поле размером 18х18 см, что соответствовало углу поля зрения в 104°, при этом удовлетворительное качество снимка в отношении освещенности получалось по полю в 90°. Вслед за ним был рассчитан новый объектив 5,7/100, значительно исправленный в отношении дисторсии и освещенности по полю, благодаря чему он с успехом применялся для создания планов и карт в масштабах 1 : 50000 и 1 : 100000.

"Количество городских фотокружков - клубных, фабрично-заводских, учрежденческих, вузовских, красноармейских и школьно-пионерских - значительно вырастает к концу первой пятилетки. А с 1931 г., с появлением советской фотоаппара­туры, начинают развиваться фотолюбительство и фотокружки также и на селе, в колхозах и совхозах. По далеко неполному учету (фотосекции ОЗПКФ) количество фотокружков по всему Советскому Союзу в 1932 г. составляло около 5 тыс., армия советских фотолюбителей доходит в это время до 200 тыс. чел.

В последующие годы, с развитием отечественной фотопро­мышленности и возрастающим массовым выпуском советской фотоаппаратуры разных типов, число фотолюбителей в СССР возрастает до нескольких сотен тысяч и в настоящее время исчисляется в количестве до 2 млн. чел. (если исходить из количества фотоаппаратуры, выпущенной и распространенной за это время в нашей стране) "[157, стр. 139].

"Советская оптико-механическая промышленность является подлинным детищем первой пятилетки. Она принадлежит к числу наиболее молодых производств в нашей стране. Под большевистским руководством Ленинской партии, волей рабочего класса наша молодая оптико-механическая промышленность преодолела большие трудности сложной техники своего производства, и совершенно самостоятельно, без всякой технической помощи извне, достигла значительных успехов в оптическом приборостроении как для удовлетворения огромных культурных потребностей трудящихся масс, так и для нужд укрепления обороноспособности нашей родины" [Брошюра "Фотокор 1", 1937]

Тем временем наступает 1934 год, когда в январе увидели свет первые 10 фотоаппаратов "ФЭД" (Феликс Эдмундович Дзержинский), выпущенные детской трудовой коммуной им Дзержинского в Харькове. Эти "ФЭД"ы являлись копией Leica II. В "Педагогической поэме" А.С. Макаренко есть страницы, рассказывающие о том, как выпускались первые фотокамеры "ФЭД". "В 1932 году было сказано в коммуне:
- Будем делать "Лейки"!
...И началась новая борьба, сложнейшая советская операция, каких много прошло в эти годы в нашем отечестве... Пятьсот мальчиков и девчат бросились в мир микронов, в тончайшую паутину точнейших станков, в нежнейшую среду допусков, сферических аберраций и оптических кривых..."

"Закипела работа и уже в октябре были сделаны первые опытные образцы фотоаппарата и доставлены в редакцию газеты "Известия".
"А.С. Макаренко часто говорил нам", - вспоминает бывший дзержинец В. Шапошников, - "что "ФЭД" должен стать лучшим в мире пленочным аппаратом".
"Советские "лейки", - писала газета, - изготовлены экспериментальной лабораторией украинской деткоммуны, которая имеет ряд интереснейших достижений, - она овладела техникой производства первых советских "леек".
Качество изготовленных коммуной "леек" блестящее. Последняя экспертиза, произведенная группой участников менделеевского съезда - профессорами Обросимовым, Ляликовым, Барабашевым и др., признала, что пленочные фотоаппараты со шторными затворами и объективами светосилой 1:3,5 изготовлены целиком из отечественных материалов, что задача конструирования и изготовления их в серийном масштабе разрешена вполне хорошо и что объектив, впервые изготовленный в СССР (в Ленинграде), рассчитан советскими специалистами." В декабре 1934 года было выпущено 1800 аппаратов "ФЭД", а в 1935 г. - уже 15000" [19]. В 1938 - 1940 гг. ежегодный выпуск составлял 30000 - 33000 штук, а всего до начала войны было выпущено около 160650 аппаратов.

Справедливости ради надо сказать, что копирование ранних моделей Leica приобрело почти всемирный масштаб (здесь можно посмотреть большую интернациональную коллекцию лейковских копий), причем разные варианты копий выпускались как до, так и после II Мировой войны. Например, первая модель Canon (тогда еще Kwanon), а также ее варианты и более поздние модификации, американская модель Kardon фирмы Premeire Instruments (военный и гражданский варианты), а также многие другие, не говоря уже о китайских (см. фото). На фоне начавшегося в наши дни ренессанса дальномерной техники, появились модели с резьбовым (М39) креплением оптики Leica. Примером тому может служить японские модели "Bessa R" (Voigtlander, Cosina) и модель "Yasuhara T981" от фирмы Yasuhara. Эта камера имеет курковый взвод, TTL замер, синхронизацию на 1/125 и выдержки вплоть до 1/2000. Таким образом, необходимо признать, что история как советского, так и мирового фотоаппаратостроения развивалась, в немалой степени, и на базе этих камер.

Тогда же, в 30-е годы в незначительных объёмах выпускались аналоги стандартной модели "ФЭД": "Пионер" (первые образцы выпущены в 1933 году - копии модели Leica I, основная партия - в 1934-35 гг) - на опытном заводе ВООМП, и "ФАГ" - на московском заводе "Геодезия" (около 1000 штук).

"Продуктивно развивается и новая отрасль фотопромышленности - производство фотоаппаратуры. Не считая разных ти­пов ящичной и детской фотоаппаратуры, которую начинают выпускать артели «Проблема», «Геодезия» и другие еще в 1929 г., ВООМП и ЭФТЭ выпускают разные модели люби­тельских и профессионально-репортерских фотоаппаратов. Артель ЭФТЭ свою первую партию в 571 фотоаппарат выпу­скает в 1929 г.
Основным производителем фотоаппаратов был и остается ленинградский завод им. ОГПУ в системе ВООМП. Завод освоил ряд различных моделей, в том числе «Лейку», освоил и выпустил целую серию высококачественных советских фотообъективов, освоил, в основном, и наиболее сложную часть механизма фотоаппарата - затвор. Завод сосредоточивает вна­чале свою деятельность на массовом выпуске камеры «Фотокор №1» размером 9X12, с объективом «Ортогоз» и затвором типа Варио, пригодной для любителей и фоторепортеров.
Начав с 16 тыс. аппаратов типа «Фотокор № 1», выпущен­ных в 1930 г., завод им. ОГПУ доводит количество их выпуска в 1934 г. до 108 тыс. Завод им. Дзержинского в Харькове, освоив производство пленочного аппарата типа «Лейки», в 1934 г. выпускает этот тип аппарата под маркой ФЭД в количестве 5 тыс.
Развитие советской фотопромышленности, постепенно налаживающей свое производство исключительно из отечественного сырья, освобождает нас в этот период от импортной зависимости в этой области" [157, стр. 189].

В целом в 1934 году фотохимическая промышленность дает увеличение выпуска продукции в 3-4 раза по сравнению с выпуском 1926-29 гг. В том же 1934 советские году ученые И. Гребенщиков и А. Лебедев разработали методику нанесения на поверхность линз пленки для просветления оптики.

В 1935 году появился (опытные образцы), как уже говорилось выше, фотоаппарат "Спорт" конструкции А.О. Гельгара (первоначальное название "Гельвета"; название "Спорт" аппарат получил после нескольких усовершенствований завода "ГОМЗ"), ставший первой в мире однообъективной зеркалкой для съёмки на 35мм плёнку (заявка на патент подана 28 апреля 1934 года - спр. о перв. №146735; основное авторское свидетельство от 30 сентября 1934 года №38852; о выдаче зависимого авторского свидетельства опубликовано 28 февраля 1935 года). Камера имела металлический корпус, затвор с цельнометаллическими шторками (1/25 - 1/500 и "В") и заряжалась нестандартными кассетами по 50 кадров. Серийный выпуск был налажен, по разным данным, в конце 1936 - в 1938 году, а всего было выпущено около 20 тыс. штук.

Существует легенда, по которой известный советский фоторепортер Яков Халип, участник экспедиции по спасению полярной станции "СП-1" (за участие в этой экспедиции и создание ряда фотоочерков об этом событии он был впоследствии награжден орденом «Знак почета»), в 1938 году снимал свой знаменитый репортаж именно камерой "Спорт", т.к. Лейки просто замерзли.

”Квалифицированные изобретатели в области фотографии появились у нас уже в восстановительный период.
До 1924 г. патенты изобретателям и конструкторам не вы­давались, так еще мы лишены возможности характеризовать цифрами состояние фотоизобретательства в первые послеоктябрьские годы. С 1924 г. по 1929 г. количество зарегистрированных патентов по фотографии исчисляется единицами. С 1929 г. их количество значительно увеличивается, особенно по разделу конструкций фотокамер и принадлежностей к ним (штативы, светофильтры, затворы, визиры и т. п.). В разделе лабораторного оборудования и производства пленок большое количество патентов описывает фотопроявление на свету и аппараты для увеличения и репродукций.
Ряд патентов выдается на новые конструкции экспозиметров, в том числе и на фотоэлектрические экспозиметры. От­дельные патенты рецептур проявителей, усилителей и способов приготовления эмульсий являются результатом научно-исследовательской работы и разработки совершенно новых проблем в этой области (об этом подробно в следующей главе).
Что касается торговли фототоварами в этот период, то в связи с развитием советской фотопромышленности и с появлением советской фотоаппаратуры ее обороты увеличиваются втрое по сравнению с 1926-1929 гг. и достигают в 1934 г. 75 млн. руб. Основными торговыми точками становятся в это время магазины культтоваров Центросоюза (60%). К концу 1934 г. торговля фототоварами в городах начинает сосредоточиваться в системе горторгов и их универмагов, а также в специальных магазинах” [157, стр. 190].

Поскольку вышеупомянутые камеры "ФЭД" и "Спорт" были достаточно дороги и недоступны массовому потребителю, был налажен выпуск более простых и дешёвых моделей. Из выпускавшихся в 30-е годы необходимо упомянуть такие камеры, как: "Лилипут", "Малютка", "Циклокамера", "Юра", "ФЭДетта", "Смена".

Одним из показателей успехов советской фотографической науки явился 9-й Международный конгресс научной и прикладной фотографии, проходивший в июне 1935 года в Париже. Из 70 научных докладов, представленных на конгрессе, 21 доклад был из СССР, больше которого было только докладов из Франции.

На фоне постепенно увеличивающегося ассортимента выпускаемой фототехники к середине 30-х годов стал острее ощущаться недостаток ассортимента и количества фотоматериалов. В передовой статье первого номера журнала "Советское фото" за 1936 год читаем: "Решающим участком фотофиксации нашей страны является ее техническая база - промышленность, выпускающая фотоаппараты, пластинки, бумагу. А в этой области, надо прямо признаться, люди советской фотографии и проявляют наибольшее нерадение.
"Правда" в № 26 за 27 января напечатала статью "Фотография без хозяина", в которой, с одной стороны подчеркнуто исключительное значение фотографии во многих и многих делах культуры, ее теснейшая связь с искусством, поскольку фотография способна воспитывать вкусы и давать творческое удовлетворение самым широчайшим массам, с другой стороны - вскрыта вопиющая безответственность в делах фотопромышленности, приведшая к возрастающему разрыву между спросом на фотографические материалы и его удовлетворением, к преступному и углубляющемуся отставанию качества этих материалов от требований современной фотографической техники. "Еще 3-4 года назад можно было иметь 12-15 сортов (поверхность) бумаги. В этом году их делается всего 5-7. Заграницей ассортимент фотобумаги состоит из 200 и более сортов". Советская фотопромышленность росла, как пасынок советской кинематографии, советская фотография в целом оказывалась под присмотром семи нянек - со всеми проистекающими от такого присмотра последствиями.
Наиболее нерадивая из "нянек" (Фотохимтрест ГУКФ) оставила подавляющее большинство владельцев "Фотокора" и "Арфо" без фотоматериалов, а у тех, кому все же доставались пластинки и бумага, отбивала всякую охоту заниматься фотографией - или превращала "творческое удовлетворение", о котором говорится в цитированной выше статье, в своеобразное подвижничество и ... горькие слезы большой обиды".

В книге С. Себрякова "Фотоаппаратура", вышедшей в середине 1936 года, на 55 странице помещена следующая любопытная таблица, позволяющая сравнить цены на выпускавшуюся в стране фототехнику:

"Благодаря своей низкой цене и хорошим качествам "Фотокор 1" пользуется большим спросом. Об этом наглядно говорят цифры выпуска "Фотокор 1" заводом "ГОМЗ". Так, например, только за один 1934 г. было выпущено свыше 100 000 шт. камер, а за все время с начала производства и по конец 1936 г. завод выпустил уже свыше 400 тысяч шт. камер "Фотокор 1" [Брошюра "Фотокор 1"].

Анализируя начальный период развития фотоиндустрии в СССР, в целом можно считать, что "первый" (или "подготовительный") этап развития советского фотоаппаратостроения закончился к началу 30-х годов, вслед за которым начался следующий - этап создания массовых и сравнительно недорогих камер, выпускавшихся сотнями тысяч штук. Тем не менее, несмотря на явную ориентированность фотопромышленности на выпуск массовой продукции, продолжались попытки выпуска высококлассных профессиональных камер.

В сентябре 1937 года завод ГОМЗ в Ленинграде выпустил первые образцы профессиональной камеры "Репортёр" - аппарата высокого класса для работы на пластинах 6,5х9, форматной и роликовой плёнке (выпускался по 1939 год). Конструкцию, по-видимому, можно признать удачной, особенно учитывая, что выпускавшаяся впоследствии популярная среди репортеров японская камера Mamiya Press (1962) конструктивно была построена по принципу "Репортера". Хотя, с другой стороны, сам "Репортер" был построен по известному уже в те годы германскому образцу Plaubel Makina. А годом раньше, в 1936 году, в Ленинграде же начал выпускаться складной фотоаппарат "Турист" с пластинами 6х9 см. (выпускался до 1940 года).

В 30-е годы выпускался также и ряд простых пластиночных, так называемых "ящичных" фотоаппаратов, имевших характерный "ящичный" вид корпуса: "Рекорд", "Пионер", "Ученик", "Юный фотокор".

Важно понять, что в социалистическом государстве, где идея обобществления всего и вся пронизывала насквозь повседневную жизнь общества, развитие фотоиндустрии также рассматривалось как "общенародное" дело. Поэтому, социальный заказ состоял не только в том, чтобы в продаже был достаточный ассортимент и количество доступных по цене фотоаппаратов, но и в том, как и что нужно снимать фотографам. К примеру, Е. Габрилович в "Правде" (3/11-35 г.) приводит замечательную речь колхозного бригадира на совещании в селе о колхозной фотографии: „Товарищи! Мы построили новый народный дом, создали читальню, больницу, парикмахерскую. Теперь устроили колхозную фотографию. Все это одна линия: улучшить колхозную жизнь, сделать ее культурной, разнообразной. Все это хорошо, но вот с фотографом получилось скверно. Товарищ фотограф! Мы работаем, учимся, перестраиваем всю нашу жизнь, а ты, наш фотограф, снимаешь нас, будто при царской власти. Обидно и стыдно: истуканы какие-то. Мы люди веселые, новые, а ты городишь одно и то же. Старорежимные твои фотографии. Есть в твоих фотографиях презрение к крестьянству. Эй, брат, такими делами шутить нельзя. Мы мир переделываем и сердца горят, каждый в нашем селе хочет стать героем Советской страны, а фотографируешь нас, словно при капитализме. Товарищ фотограф! Ныне ведь наша власть. Мы далеко ушли, а ты все на опушке болтаешься".

В конце 1937 года состоялась "Первая всесоюзная выставка фотоискусства". Отчет о выставке был опубликован в №1 "Советского фото" за 1938 год. Вот несколько выдержек из материала, который назывался "Лицо нашей социалистической родины": "Эта выставка является подлинным праздником. На стендах посетитель видит счастливую, ликующую страну за работой или на отдыхе, во всем богатстве ее политической и общественной жизни... Выставка открывается несколькими стендами с историческими снимками первых дней революции и гражданской войны. Располагая старыми негативами, очень часто технически совсем безнадежными, организаторы выставки обеспечили исключительную по мастерству восстановительную работу, после которой эти снимки получили громадную силу и выразительность (митинг на Исаакиевской площади, октябрьские бои в Москве, Смольный и др.)... Большое место в своих работах уделили участники выставки обороне страны...".

”Завод ГОМЗ (Государственный, оптико-механический завод) им. ОГПУ в Ленинграде остается крупнейшим в СССР производителем фотоаппаратуры и ее частей. Заводом ГОМЗ освоено уже производство около 10 типов фотоаппаратов (вместо одного типа любительской камеры «Фотокор № 1», выпущенного заводом впервые в 1930 г.). Завод производит сейчас, кроме «Фотокора № 1», деревянные камеры 13х18, пленочную клапкамеру «Турист» (с 1935 г.), зеркальную камеру «Спорт» (с 1938 г.), детскую камеру «Лилипут», начинает выпускать высококвалифицированную камеру «Репортер» (типа «Неттель»), новый детский портативный пленочный аппарат «Малютка». Завод этот освоил также производство фотографических объективов, никогда ранее не существовавшее в нашей стране; он выпускает различного вида высококачественную оптику - ортогозы и индустары разных фокусов. Фотосектор Государственного оптического института (ГОИ) уже рассчитал и разработал для серийного производства ряд новых светосильных объективов разных типов («Сириус», «Калейнар», широкоугольный объектив типа «Орион» и др.), которые также поступают в серийное производство.
Начав с 5 тыс. аппаратов ФЭД в 1934 г., завод Харьковской коммуны им. Дзержинского, переименованный недавно в производственный комбинат НКВД СССР, довел сейчас выпуск до 25 - 30 тыс. аппаратов в год. От кустарной ручной сборки аппарата, состоящего из 80 тончайших деталей, завод перешел к конвейерной системе и полной механизации своего производства. В 1938 г. вышла уже третья, улучшенная модель советской «Лейки» - аппарата ФЭД. Общее количество выпущенных за это время пленочных аппаратов ФЭД составляло на 1 января 1939 г. свыше 80 тыс. штук.
Наконец, артель «Фото-труд» (ЭФТЭ), ныне именующаяся «XX Октябрь» и работающая с 1929 г. по выпуску любительских и детских фотоаппаратов, начала в 1936 г. выпускать любительский аппарат 6,5Х 9 - «Комсомолец». Та же артель и ряд других артелей выпускают всевозможные фотопринадлежности (штативы, увеличители, бачки, кассеты и т. д.). Государственный завод Главного управления фотопромышленности ФАЗ в Киеве также изготовляет различные фотопринадлежности (штативы, кассеты, увеличительные приставки, фонари и т. д.).
За один только 1938 год все заводы СССР, изготовляющие фотоаппаратуру, выпустили около 400 тыс. различных фотокамер на советский рынок.
Общая стоимость всех видов фотопромышленной продукции, выпущенной указанными предприятиями СССР, составляет свыше 150 млн. руб. В стране уже имеется около полутора миллионов фотоаппаратов советского производства. Это составляет 1 аппарат на 115— 120 чел. По темпам фотофикации СССР начинает догонять передовые капиталистические страны Европы. ” [157, стр. 192-194].

"В России не было фотографической промышленности; соседние капиталистические государства широко сбывали в Россию свои зачастую устаревшие и залежавшиеся запасы фотографических принадлежностей и материалов.
В СССР создана своя фотографическая промышленность. У нас организована серьёзная научно-исследовательская работа в области фотографии, и её разнообразные достижения выдвигают советскую фотографическую науку на одно из передовых мест мира. Общеизвестны международные успехи советской фотографии в художественно-творческом направлении, в особенности в области фоторепортажа." [183, стр. 4].

Здесь необходимо отметить ещё одну особенность советской фотографической промышленности. В 30-е годы, с началом индустриализации страны и постепенной милитаризации экономики, большая часть фототехники выпускалась на военных заводах в цехах ширпотреба. Выпуск гражданской продукции на военных заводах был обязателен, хотя и составлял небольшой процент от военной. Однако выпуск такой продукции по сути был лишней "головной болью" для руководства предприятий. По-видимому, это также мешало выпуску профессиональной фотоаппаратуры. Тем не менее, к 1940 году советский каталог оптического стекла включал 73 марки и не уступал каталогам зарубежных фирм, а каталог цветного стекла Изюмского ЗОСа имел 71 марку и во многом превосходил зарубежные аналоги [58, стр. 328].

В период войны выпуск фотоаппаратуры гражданского назначения был почти прекращен. К моменту начала II Мировой войны заканчивается "второй" этап развития советского фотоаппаратостроения. Считается, что всего к началу войны было выпущено более двух десятков моделей и модификаций фотоаппаратов, среди которых наиболее массовыми были "Фотокор" (более 1 млн. штук) и "ФЭД" (160650 шт.). Годы войны для нашей темы интересны тем, что заводы оптического стекла (ЗОСы, большинство из которых находились в эвакуации), по сути являвшиеся оптико-механическими производствами, были вынуждены в условиях дефицита времени, ресурсов, средств и живой силы, таким образом переналадить производство, чтобы сделать его максимально технологичным, трудо- и энергосберегающим. Были внедрены в практику такие новшества, как литье под давлением, варка оптического стекла с размешиванием стекломассы пропеллерными мешалками, скоростное проектирование, организация поточных линий и расчленение операций. Все это очень пригодилось, когда после войны советская промышленность перестраивалась на мирные рельсы.

После окончания войны начинается "третий" этап развития советского фотоаппаратостроения. Наступает эра малоформатных камер, хотя еще не одно десятилетие среднеформатная фотография даже среди любителей не будет сдавать своих позиций.

По окончанию войны возобновляется выпуск фотоаппаратов, причём особенностью фотоаппаратостроения в первые послевоенные годы являлось воспроизведение лучших трофейных образцов с последующим их совершенствованием. Уже в 1946 году появились новые модели: "Москва" - складная камера формата 6х9 (точная копия камеры Цейсс Супер-Иконта, модель А), "Комсомолец" - двухобъективная зеркалка, явившаяся предшественником семейства "Любитель". Из довоенных моделей остался в производстве только "ФЭД" и пластиночные деревянные камеры типа "ФК", использовавшиеся в фотоателье Службы быта, - все остальные модели были заменены новыми, хотя их выпуск начался спустя 2-3 года после окончания войны.

Любопытно отметить, что после окончания войны на территории Германии, занятой советскими войсками, также возобновляется выпуск фотоаппаратуры (в частности семейства "Экзакт"), о чем и свидетельствует данная иллюстрация).

В 1948 году (к 1 мая) на Красногорском механическом заводе (КМЗ) были выпущены первые 50 аппаратов "Зоркий" (первоначально на верхних щитках аппаратов гравировалось название: "ФЭД" и "гробик" - логотип без стрелки, затем "ФЭД 1948 г. Зоркий"; а свое окончательное название камера получила в 1949 году - к этому моменту слово "Зоркий" в коллективе завода было уже почти нарицательным; в частности заводская газета носила название "Зоркое око"), представлявших собою вариант аппарата "ФЭД" довоенного выпуска, но со стандартизированным рабочим отрезком и усовершенствованным шторным затвором - был применен принцип т.наз. "жесткой" щели, что позволило значительно улучшить надежность работы затвора. "За самое последнее время появилась серия камеры "ФЭД", названная "Зоркий" с голубым объективом 1:1,5, что несомненно надо отметить как крупное достижение [06, стр. 19]". В 1949 году КМЗ выпустил уже 31312 штук, а к 1980 году было выпущено 14 моделей камеры "Зоркий". Во многом, процессу увеличению выпуска 35 мм фотокамер в нашей стране весьма способствовало и то, что после войны из Германии в Киев (з-д "Арсенал") по репарации был полностью вывезен (вместе со специалистами, запчастями и комплектующими) завод, выпускавший камеры Contax. К концу 40-х годов выпуск камер под новым названием "Киев" был уже налажен (в 1947 году были выпущены две первые модели, повторявшие конструкцию "Contax-II" и "Contax-III") и продолжался в разных модификациях до 1985 года. Любопытно, что первые "Киевы" выпускались из немецких комплектующих, и поэтому их коллекционная стоимость сегодня довольна высока. К середине 50-х годов, т.е. всего за 7-8 лет от начала выпуска "Киевов", была собрана уже стотысячная модель, посвященная ХХ съезду КПСС.

В том же, 1948 году на восстановленном харьковском заводе ФЭД начал выпускаться фотоаппарат "ФЭД", полностью соответствующий довоенной стандартной модели. После незначительных модернизаций в 1952 году (усовершенствование спусковой кнопки и переход на новый ряд выдержек) эта модельОбратите внимание на надпись в башмаке для крепления принадлежностей, название камеры и объектива - Sonnar была заменена в 1955 году на "ФЭД-2". Там же, на Харьковском заводе после войны был налажен выпуск крупноформатных камер "ФК" (13х18 и 18х24), которые раньше производились ГОМЗ. (К 1986 выпуск этих камер, а также их модификаций - ФКД, ФКР - в Харькове был прекращен в связи с подготовкой выпуска "Ракурса" на БелОМО).

Начиная с 1948 года постоянной статьей дохода для страны становится экспорт фотоаппаратов за границу. Впервые советские фотоаппараты стали экспортироваться за рубеж еще в предвоенные годы, но это были эпизодические поставки. В условиях острой конкуренции на зарубежных рынках фотоаппаратуры главными козырями нашей техники были низкие цены и хорошее техобслуживание. На руку нашим экспортерам играло и то, что за рубежом ни для кого не было секретом, что почти вся оптика в СССР делалась на военных заводах, а авторитет советской оборонной промышленности после войны был достаточно высок.

В 1949 году появился "Любитель"- двухобъективная зеркалка любительского класса с трёхлинзовым объективом типа "Триплет", явившаяся развитием модели "Комсомолец". С 1952 года на том же Красногорском заводе начал выпускаться "Зенит" - однообъективная 35мм зеркалка, представлявшая собою "Зоркий", с приделанными к нему зеркалом и пентапризмой. В том же году Ленинградским заводом ("ЛОМО") был выпущен аппарат "Момент" - первая попытка внедрения в нашей стране одноступенного процесса типа "Полароид". В 1953 году свет увидел шкальный фотоаппарат "Смена" (ЛОМО), завоевавший впоследствии большую популярность в народе. С середины 50-х годов почти на все фотоаппараты стали устанавливаться синхроконтакты.

В течение ряда последующих лет большинство из выпускавшихся моделей камер претерпели многочисленные модификации. Так, к началу 60-х годов, выпускалась уже пятая модель фотоаппарата "Москва", вторая модель "Любителя", вторая модель "ФЭД", вторая, четвёртая и пятая модели аппарата "Зоркий". Также выпускались "Киев 4а", третья и четвёртая модели камеры "Смена". В начале 50-х годов был осуществлен переход на новый ряд выдержек (1/25, 1/50, 1/100, 1/200, 1/500...и т.д.) в соответствии с новым ГОСТом.

Вот любопытная цитата из книжки А. Гусева "Спутник фотолюбителя", выпущенной в 1952 году тиражом в 200 000 экземпляров: "Ныне в Советском Союзе, в результате проведения индустриализации страны, создана передовая фотографическая промышленность. С каждым годом увеличивается массовый выпуск отличных и разнообразных фотоаппаратов с совершенными объективами и механизмами. Отечественная негативная пленка по основным фотографическим характеристикам не имеет равной в мире."

В №2 за 1958 год журнал "Советское фото" в статье Г. Гриневича "Советское фотоаппаратостроение" писал: "...Для создания более совершенной аппаратуры фотомеханике необходимо разрешить следующие проблемы:
1) создание центрального затвора с большим отверстием (около 30 мм) и выдержками до 1/1000 сек.,
2) создание шторного затвора с металлическими шторками,
3) создание шторного затвора со шкалой световых значений,
4) усовершенствование механизма шторных затворов типа "ФЭД", "Зоркий" для обеспечения наиболее равномерного освещения по всему кадру,
5) создание бесшумных механизмов,
6) создание систем автоматического управления процессами при съемке".

В том же 1958 году в Брюсселе проходила всемирная выставка, на которой, среди прочего, были представлены и образцы отечественной фотопродукции. Наиболее заметными среди них были 35мм дальномерная камера "Ленинград", со встроенным пружинным мотором (получила "Гран-При"), и совершенно новая камера "Комета", получившая очень хорошую прессу. Вот выдержка из №8 "Советского Фото" за 1959 год: "Американский ежемесячник "Попьюлер фотографи", подробно описав все наши экспонаты, признает, что в них "куча новшеств" и что "в фотографической области советские конструкторы проявили не меньше смелости и оригинальности, чем в области межконтинентальных баллистических ракет и спутников". В другой статье "Побьют ли нас русские по полностью автоматизированной камере?", сравнив "Комету" с лучшими зарубежными моделями, журнал приходит к заключению, что советская фотокамера "автоматизирована настолько, насколько это возможно в наши дни для 35-милиметрового оборудования", и "обставила западные камеры". Действительно, камера имела прекрасные технические характеристики, но, к сожалению, так и не была поставлена на поток. По имеющейся информации было собрано всего два опытных образца для представления их на Брюссельской выставке.

На этой же выставке "Гран-При" были удостоены объективы: "Руссар" 5,6/20, "Мир-1" 2,8/37, "Таир-11" 2,8/135, "Таир-3" 4/300, "МТО-500" 8/500, "МТО-1000" 10/1000. Вот цитата из статьи "Фотография в СССР", опубликованной во французском журнале "Фотограф" в октябре 1958 года: "Начало производства фотоаппаратов в СССР было положено после окончания Гражданской войны. В настоящее время в стране производится ежегодно более миллиона фотоаппаратов различного назначения новейших типов, в том числе аппаратов высокого класса, как "Зенит", "Киев", "Ленинград", "Старт", "Зоркий" и др." ("Советское фото", №8, 1959 год). Любопытно, что после проведения Брюссельской всемирной выставки, объем экспорта наших фотоаппаратов за рубеж повысился. Вот полный текст статьи "Советские фотоаппараты в Англии", напечатанной в №8 журнала "Советское фото" за 1959 год.

К началу 60-х годов появились и новые модели фотокамер, такие как "Эстафета" - шкальная камера форматом 6х6 см., "Салют" - однообъективная зеркалка форматом 6х6 типа "Хассельблад"; фотоаппарат "Юность" - дальномерная малоформатная камера с жестковстроенным объективом; довольно прогрессивный и высококлассный по тем временам "Старт", стереоаппарат "Спутник", панорамный аппарат "ФТ-2" и другие. Были подготовлены к выпуску объективы: "Спутник-4" 4,5/20 (для кадра 24х36); "Орхидея-1" 2/50 с автоматической установкой диафрагмы в зависимости от дистанции и ведущего числа импульсной лампы-вспышки - автоматическое устройство должно было работать в диапазоне от 1 до 11 м со световыми числами от 8 до 64; объектив "Аргон-1" для камер форматом 6х9 с параметрами 3,5/90; семейство сменных объективов для камеры "Нарцисс" - "Мир-5" (2/28), "Мир-6" (2,8/28), "Индустар-60" (2,8/35); объектив "Вега-2" 2,8/86 для среднеформаных фотоаппаратов. "Хочется надеяться, - пишет И.Кравцова, председатель жюри конкурса, проводимого ВДНХ, в статье "Почетные награды" ("СФ" №2 за 1961 год) - что Совнархозы, в ведении которых находятся заводы фотопромышленности, примут необходимые меры по внедрению отмеченных наградами изделий в кратчайший срок". Увы, её и нашим надеждам не суждено было осуществиться.

Можно считать, что к началу 60-х годов закончился "третий" этап развития советского фотоаппаратостроения, характеризующийся появлением новых заводов, выпускающих фотоаппаратуру, освоением новых моделей и расширением их ассортимента. Т.С. Остановский отмечает [62]: "До 1941 года в стране производилось 3-5 моделей аппаратов ("Фотокор", "ФЭД", "Турист" и некоторые другие); в 1959 г. их производилось уже 60 моделей (многие из них одноименные, но с различной степенью модернизации). В 1967 г. ассортимент аппаратов включал около 50 моделей, из них одноименных было более половины, но каждая модель, хотя одинакового названия ("Зоркий", "ФЭД", "Киев" и др.), представляла новую, современную фотокамеру; в 1970 г. количество выпускавшихся моделей сократилось до 30 в связи с типизацией, уменьшением выпуска однотипных моделей, а также сохранением наиболее совершенных конструкций фотоаппаратов. ...В настоящее время парк фотоаппаратов в стране составляет примерно 25 млн. шт., на каждые 100 семей приходится около 38 аппаратов. К 1975 г. количество аппаратов в стране превысит 30 млн. шт.". Приведенная цитата от 1971 года очень важна, во-первых, тем, что показывает общую тенденцию развития фотопромышленности в стране, а во-вторых тем, что наглядно демонстрирует некую повторяющуюся от автора к автору странность: если подсчитать все модели камер, выпускавшихся в нашей стране до начала войны, то их получится никак не 3-5, а ровно 28! Непонятным образом учитываются только камеры, выпускавшиеся массовыми тиражами.

Магазин 'Кинолюбитель' на Ленинском проспекте в МосквеНачало следующего, "четвертого" ("золотого") этапа советского фотоаппаратостроения пришлось на 60е годы, которые ознаменовались истинным расцветом не только мировой, но и советской фотоинженерной мысли и фотоиндустрии. Наступала эпоха 35 мм камер, позволяющих автоматизировать съемочный процесс.

В конце 50-х годов вступает в строй завод в Белоруссии (Минский механический з-д), где в 1957 году была выпущена первая камера - "Смена", чертежи и рабочая документация которой были получены от ЛОМО. На этом же заводе был налажен выпуск профессиональных фотоувеличителей "Беларусь-2", а затем и "Беларусь-5". С середины 70-х годов на БелОМО (в БЕЛорусское Оптико-Механическое Объединение входил Минский Механический Завод и завод "Зенит" из г. Вилейка) начался выпуск "Зенитов", а еще раньше "Вилия-электро", "Вилия-авто"; неполноформатные "Весна" и "Весна-2" (24х32); полуформатная "Чайка" (названная в честь В. Терешковой).

Поскольку экономика в стране была нерыночная, то забота о покупателях была централизованной. Вот любопытная листовка от Московской базы Главкоопкультторга Центросоюза о торговле фототоварами в сельмагах, выпущенная в конце 50-х годов.

Успехи были, хотя и в те годы не обходилось без справедливой критики снизу. Вот выдержка из статьи Т. Остановского "Фотоаппаратуру - на уровень современности" опубликованной в №4 "Советского фото" за 1963 год:
"Серьёзную тревогу вызывает тот факт, что вместо разработки принципиально новых моделей на основе новейших достижений в области фотоаппаратостроения в камеры вносятся несущественные изменения. Вот примеры, касающиеся двух весьма распространённых камер.
Аппарат "Смена" в пластмассовом корпусе, недорогой. В первоначальную модель были введены синхроконтакт и самоспуск, отчего камера повысилась в цене. Необходимости в изменениях этой простой и дешёвой камеры не было никакой, тем более, что импульсная лампа стоит в 2-3 раза дороже самого аппарата. Далее был изменён узел перемотки плёнки, и камеры получили название "Смена-3" и "Смена-4". Однако от этого узла пришлось отказаться, и вновь стали выпускаться первые модели. На этом дело не кончилось. Последовали новые изменения; появились "Смена-5" и "Смена-6". Наконец, вместо камеры "Смена", далёкой от совершенства, был выпущен однотипный фотоаппарат "Весна", качество которого вызывает серьёзные претензии. Существование "Весны" оказалось недолговечным. Спрашивается, зачем было нужно выпускать заведомо слабый аппарат, обладающий многими недостатками?
Другой пример - аппарат "Зоркий", который также многократно (10 раз) изменялся. Каждый раз к его названию добавлялась буква или цифра. Сейчас из всех "Зорких" оставлены две модели, однако и они по своим техническим характеристикам устарели. Не понятно и чем обусловлен выпуск однотипных камер "ФЭД" и "Зоркий"...
...Всё лучшее в зарубежном опыте заслуживает самого серьёзного внимания с тем, чтобы использовать его в нашей фотокинотехнике. Нужно покончить с отставанием в этой области и начать разрабатывать новые модели, которые бы соответствовали уровню мировой техники."

С другой стороны, к середине 60-х годов состояние отечественного фотоаппаратостроения было далеко не таким уж плачевным, если советская фотопродукция экспортировалась в более чем 70 стран мира. По сложившейся в нашей стране традиции, техника, отправлявшаяся за рубеж собиралась и проверялась более качественно, чем вся остальная (многие еще помнят, что продукция в "экспортном" исполнении считалась - да и была таковой - более крутой!). Наибольшей популярностью за рубежом пользовались: "Смена-рапид", "Смены" (в некоторых странах они шли под названием "Космик-35", в других "Global-35"), "Фотоснайпер", "Горизонт", "Любитель-2" (в том числе и под названием "Global676"), "Сокол", "Зенит-3" (Зенифлекс), "Зенит-3М", ("Revueflex"), "Зенит-Е" ("Cosmorex SE", "Prinzflex 500E", "Revueflex E"), "Зенит-ЕМ" ("Revueflex EM"), "Зенит-В" (Kalimar SR100, Meprozenit-PRO), "ФЭД-4" ("Revue-4", "Global F-4"); дальномерный Киев; "Салют" ("Zenit-80"); объективы "Мир-1", "Таир-3А", "Телемар-22", "Таир-11", "МР-2" ("Руссар"), "МТО-500", "Орион-15", "Мир-3", "Таир-33", "Гелиос-44М" ("Auto Cosmogon"), а также в большом количестве бинокли и приборы ночного видения (в более позднее время). Экспорт развивался довольно успешно и, например, в период с 1965 по 1969 год вырос в 2 раза. Примерно 60% экспорта шло в соцстраны (камеры с родовым названием Revue поставлялись в ФРГ по заказу фирмы Foto-Quelle).

В книге "Практика профессиональной фотографии", изданной также и на русском языке в 1981Пабло Пикассо снимал камерой ФЭД-2 году, Филип Готлоп так пишет о продающихся в Англии советских фотоаппаратах: "В продаже есть несколько типов советских аппаратов и вы не прогадаете, купив любой из них. Русские гордятся не только высоким качеством своих изделий, но и своей системой контроля перед отправкой товара в торговую сеть. Мне довелось побывать в отделе контроля на станции обслуживания в северной части Лондона, и квалификация персонала оставила у меня самое приятное впечатление. В основном это механики с русских заводов, и большинство из них довольно хорошо говорит по-английски.
...Работать с некоторыми аппаратами настоящее удовольствие, и, по-моему, советский "Горизонт" относится к их числу."

Вот заметка, напечатанная в №2 за 1964 год в журнале "Ревю-Фотография" (ЧССР) "ГОМЗ - государственный оптико-механический завод в Ленинграде - посетил английский репортер Г. Кроули. Его поразил этот завод, оборудованный по последнему слову техники, насчитывающий 25000 рабочих, использующий наиболее передовые производственные методы. Кроули написал, что его внимание привлекли, например, автоматы для изготовления деталей камеры. 300 станков обслуживало шесть рабочих. На заводе есть установки для кондиционирования воздуха, производство управляется электронными аппаратами. Всюду безупречная чистота, и завод в целом производит такое же хорошее впечатление, как наиболее передовые заводы фотографических аппаратов в ФРГ. Кроули особо отметил строгий контроль при производстве даже дешевых камер."

К началу 60-х годов явно обозначилась тенденция к использованию в фотоаппаратостроении передовых по тем временам идей и разработок. В качестве примеров можно привести следующие: "Нарцисс" - высококлассный зеркальный аппарат со сменными объективами форматом 14х21 мм для 16мм плёнки; "Зенит-6" - зеркальная камера, имевшая центральный (!) залинзовый затвор, штатно комплектовавшаяся 14-линзовым объективом с переменным фокусным расстоянием "Рубин" 2,8/37-80 (в конце концов, не столь важно, что идея и технические детали этого семейства камер были позаимствованы у немецкой фирмы Voigtlander), встроенный моторный привод в камере "Зенит-5" (первая в мире 35мм зеркалка со встроенным электромотором), полуавтоматическая отработка экспозиции в камерах "Зоркий-10, -11", "Киев-15", автоматическая в "Соколе" и "Киеве-10". "Сокол", выпускавшийся на ЛОМО с 1966 года, имел пятипрограммную систему автоматики и был снабжен центральным затвором "Copal Magic" (Япония) с диапазоном выдержек 1/30 - 1/500, встроенным в объектив "Индустар-70" (2,8/50). На рубеже 60-70х годов был выпущен экспериментальный образец объектива "Рекорд-4" с рекордными параметрами 0,9/52 для дальномерных камер серии "Киев". Тогда же в ГОИ была изготовлена небольшая опытная партия широкоугольных объективов "Спутник-4" 4,5/20 (см. фото ниже). Любопытно отметить, что роль ГОИ в развитии отечественной фото- и кинооптики была существенно больше, чем это может показаться на первый взгляд. Институт выдавал в виде прототипов значительное количество объективов, таких, например, как "Индустар-70" 2,8/50, "Индустар-71" 2,8/47 или зум-объективов для зеркальных камер: "Рубин-2" 3,5/45-80, и целой линейки "Янтарей". По большому счету, вклад ГОИ в развитие советской фтоиндустрии еще только предстоит оценить.

К концу 60-х годов, в связи с наращиванием выпуска фотоаппаратов, впервые стал ощущаться кризис их перепроизводства, который достиг пика к началу 70-х годов. Следствием этого стало снижение объемов выпуска камер, что, в свою очередь, привело к дефициту фотоаппаратов на прилавках магазинов к концу 70-х годов. Опять были предприняты экстренные меры и к 1980 году все заводы страны выпускали почти 4 млн. фотоаппаратов в год более 25-ти видов и моделей, из которых более одной четверти поставлялось на внешний рынок. В 80-х годах ситуация с перепроизводством и дефицитом повторилась почти в точности.

К сожалению, тенденция использования новейших технологий в отечественном фотоаппаратостроении не продолжилась долго и сошла на нет уже к середине 70-х годов, а к началу 80-х возобладала тенденция к конструктивному упрощению фотокамер и заметному снижению качества сборки. И если к началу 40-х годов ХХ века говорить о разделении фотоаппаратуры на профессиональную и любительскую было несколько преждевременно, то спустя всего 20 лет такое разделение уже прослеживалось достаточно четко. Как раз в этот период становится очевидным, что отечественная фотоаппаратура так навсегда и останется пусть на неплохом, но все-таки любительском уровне (имеющиеся исключения лишь подтверждают правило).

В конце 70-х гг. более 1000 фирм и предприятий в разных странах мира производили ежегодно свыше 40 млн. фотоаппаратов (в т.ч. в СССР около 3,5 млн.), 2,5 млн. кинокамер (свыше 100 тыс.), 1,5 млн. кинопроекторов (около 165 тыс.), 2,0 млн. диапроекторов (свыше 300 тыс.); при этом около 75% выпускаемой продукции предназначалось для массового потребителя.

Именно в конце 70-х годов в нашей фотопромышленности окончательно сложилась печальная традиция, когда качество сборки фотоаппаратуры сильно разнилось от экземпляра к экземпляру. Складывалось впечатление, что если бы не массовое недовольство общественности, выплескивающееся на страницы единственного фотожурнала страны "Советское фото", то никакой борьбы за качество, никаких модернизаций и усовершенствований существующих к началу 80-х годов моделей, не говоря о разработке новых, современных не происходило бы вообще. Передовые рубежи конструкторской мысли страны в области фотоаппаратостроения переместились на страницы журнала - вспомним хотя бы конкурс "10000 технических идей", в котором принимала участие, вся страна, за исключением разработчиков фототехники.

Очень красноречивым примером в этом смысле служит сводка Госкомстата, приведенная в №12 "Советского фото" за 1989 год: "Напомним, что в начале 80-х годов промышленность производила более четырех миллионов камер, с избытком удовлетворяя потребности фотолюбителей. В прошлом году выпущено всего 2 722 362 фотоаппарата, при этом Минавиапромом СССР (МАП) - 217 620 шт., Миноборонпромом СССР (МОП) - 2 504 742 шт. Из этого общего количества было принято рекламаций на 74 483 камеры на сумму 5 737 750 рублей (в действующих оптовых ценах), в том числе по Минавиапрому - на 2940 штук на сумму 213 330 руб., по Миноборонпрому - на 71 543 штуки на сумму 5 524 420 руб. соответственно. Фактические затраты на устранение дефектов по принятым претензиям составили 2 349 020 руб., в том числе по Минавиапрому- 38 540 и по Миноборонпрому - 2 310 480. Таким образом удельный вес фотоаппаратов по принятым рекламациям составил 2,74%, причем эти данные министерства разделили также неравномерно: МАП - 1,35%, МОП - 2,86%. Удельный вес фактических затрат на устранение дефектов по принятым претензиям составил 40,94%, в том числе по МАП - 18,07% и по МОП - 41,82%". А ведь еще в конце 1985 года Совмин СССР принял постановление "О мерах по развитию в 1986-1990 годах и на период до 2000 года любительской фотографии и кинематографии", в котором были "намечены мероприятия по укреплению материально-технической базы, повышению уровня химико-фотографического производства и улучшению обслуживания фотокинолюбителей". Чем все это закончилось мы хорошо знаем. В частности, вместо запланированных Госпланом к выпуску на 1990 год 2,5 млн. штук фотоаппаратов рынок смог получить у промышленности всего 1 млн. 850 тыс. 

*   *   *

Пытаясь понять причины очень скромных успехов отечественной фотопромышленности в последние 30-35 лет, необходимо признать, что отсутствие внутренней конкуренции на рынке фотоаппаратуры имело первостепенное значение. Вот любопытная цитата из статьи "Старт взят" Вл. Ишимова, напечатанной в №8 "Советского фото" за 1959 год: "Нам кажется неверным, что заводы вовсе устранены от установления цен на фотоаппараты и объективы. До сих пор все связи руководителей предприятий со сферой распределения заключаются в том, что они получают наряд и отвозят товар на торговую базу. На этом их миссия кончается. Непосредственно с потребителем и торговцем они не связаны, конъюнктуры рынка не изучают". Отсутствие обратной связи между потребителем и производителем (а в нашей стране между ними еще вклинивалась и торговля, как автономный, мало предсказуемый и незаинтересованный посредник), а также отсутствие экономической заинтересованности производителя, приводило к тому, что отечественные конструкторы могли экспериментировать с моделями и модификациями камер, не особенно заботясь о том, как встретит это рынок. В то время, когда потребитель ждал качественных, но недорогих моделей, производитель, поставлял на рынок то, что ему было наиболее удобно, не заботясь не только о технических характеристиках, но и, на определенных этапах, о качестве сборки. Нередки были случаи, когда с производства снималась более совершенная модель и заменялась более упрощенной. Естественно, что при советской модели экономики, такой заинтересованности, можно сказать, зависимости благополучия производителя от результатов его труда не могло быть и в помине. Думается, что в условиях системного кризиса ничего другого мы и не могли иметь!

"Промышленность, производящая продукцию для удовлетворения максимального числа людей, значительную долю своей продукции ориентирует на массового потребителя. Массовый же потребитель, а это показывает и опыт других стран мира, заинтересован в "беспроблемной" фототехнике: с кодированием светочувствительности на кассетах DX, с системами быстрой зарядки и перемотки пленки, автофокусировкой... Отечественная промышленность не может взяться за производство какой-то камеры в десятках экземпляров." ("СФ", 8/87).

К середине 70х годов заканчивается "золотой" (четвертый) этап развития советского фотоаппаратостроения. Начинается пятый, он же последний, этап в истории советской фотоиндустрии, период застоя, который в начале 90-х плавно перешел в период хаоса и агонии. В этот период четко прослеживается тенденция к упрощению камер, к снятию с конвейера сложных, дорогих моделей. В торговле наблюдается полная неразбериха и почти тотальный дефицит всего. Самым ярким примером для характеристики пятого этапа развития советской фотоиндустрии можно считать историю с камерами "Алмаз".

Таким образом, в истории советской (гражданской) фотоиндустрии четко прослеживаются пять этапов развития:
- первый ("подготовительный") - закончился в начале 30-х годов ХХ столетия, когда после долгого и мучительного подготовительного периода начали, наконец, выпускаться первые советские фотокамеры (период длился примерно с середины 20-х до начала 30-х годов ХХ столетия);
- второй ("этап массовых, недорогих камер") - продолжался от начала 30-х годов до наступления Великой Отечественной войны, когда быстрыми темпами наращивался выпуск в основном простых и дешевых камер для удовлетворения массовых запросов фотолюбителей и начала развиваться оптическая промышленность; (начало 30-х - 1941 год);
- третий ("этап обновления") - продолжался с 1945 года до начала 60-х годов, когда строились новые заводы, и почти полностью был обновлен ассортимент выпускавшихся камер (1945 год - начало 60-х годов ХХ века);
- четвертый ("золотой") - продолжался с начала 60-х до середины 70-х годов, и был ознаменован истинным расцветом советской фотоинженерной мысли; этап 35мм полуавтоматизированных камер (начало 60-х годов - примерно середина 70-х годов ХХ столетия);
- пятый ("последний") - продолжался с середины 70-х годов до декабря 1991 года, период упрощения как моделей камер (не говоря уже об их качестве), так и ассортимента выпуска аппаратуры, включая накатывающие друг за другом волны дефицита (середина 70-х годов - декабрь 1991 года).

*   *   *

Предлагаемая классификация фотокамер построена, в основном, по форматному принципу и ни в коей мере ни является абсолютной, однако наиболее удобна для пользователя и является традиционной. Условность данной классификации можно понять на примере фотоаппарата "Москва - 3" (пластины 6,5х9), отнесенную в данной классификации с крупноформатным фотокамерам. На первый взгляд ее можно было бы отнести к среднеформатному разделу, но, по мнению автора, к среднеформатным камерам относятся фотоаппараты использующие роль-фильм и имеющие ширину кадра не более 60 мм.


Все права защищены. Охраняется законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всего содержания сайта или какой-либо его части запрещается без письменного разрешения автора.
Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.
Copyright © G.Abramov, 1997-2017